Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
СНОВА У ПОБЕРЕЖЬЯ
 



................................................................................ Смысл жизни... в творчестве,

................................................................................ а творчество самодовлеет

................................................................................ и безгранично

................................................................................................................М.Горький





ЧИТАТЕЛИ 'Панорамы', очевидно, уже привыкли к тому, что п откликаюсь почти на каждый выпуск литературного ежегодника 'Побережье'. Этот мой обзор посвящен двум последним: 11-му и 12-му. Поскольку в ограниченных рамках, выделяемых редакциями для рецензий, сделать полный обзор чрезвычайно сложно, даже если просто перечислить авторов двух 400-х страничных номеров, я свое внимание сосредоточила в основном на именах, которые представлены здесь наиболее широко, определяют уровень журнала, его творческий потенциал.

Д. Шраер-Петров в ? 11 представлен рассказом 'Смерть игуаны', статьей 'Стихи-письма русских поэтов к женщинам' и подборкой стихов. Все эти разножанровые произведения, написанные в периоды от ранней юности до наших дней, объединяет тема взаимоотношений мужчины и женщины, противоречий и гармонии между ними, причин их союзов и разладов. В позиции автора подкупает истинно мужской подход, исходящий из добрых старых времен, когда идеалом мужчины, примером для подражания был рыцарь, готовый на подвиги во имя прекрасной дамы.

В ? 12 'Побережья' эссе этого же автора 'Кукла Анечка' посвящено воспоминаниям писателя о встречах с А. Ахматовой. Этот очерк перекликается с опубликованным здесь же эссе А. Либермана 'Несостоявшиеся морские бои', где автор делится впечатлениями от встреч с Ч.Р. Сноу, М. Плисецкой, Р. Щедриным и И. Бродским, и интервью В. Уфлянда о встречах с И. Бродским.
Общее у публикаций то, что они без прикрас рассказывают о противоречивом поведении знаменитостей. Суть этих противоречий в том, что создавая себе кумира, возвышая его над собой, мы именно этого - его возвышения над нами - ему не прощаем. Но истоки этой 'драмы' не только в нас. Сами кумиры делают все для того, чтобы мы их создавали, они признаются нам в любви и клянутся, что без нас, поклонников, их жизнь бессмысленна. И они искренни в своих признаниях, но с одной лишь оговоркой: они любят нас всех вместе, как единое целое. А мы хотим, чтоб любили каждого из нас, отдельно взятого. Но любить каждого объективно невозможно, и лишь кумиру решать, кому быть 'отдельно взятым'.

ВЕРНУВШИСЬ к творчеству А. Либермана, не могу не отметить его поэтические произведения. 'Три баллады о конце света и утешение' (? 11) посвящены проблеме взаимосвязи нравственных устоев и экологических катастроф нашей эпохи. Привлекает внимание отклик этого же автора на книгу Семена Резника о работе А. Солженицына 'Двести лет вместе', дискуссии по поводу которой не прекращаются не только по существу обсуждаемых в ней проблем, но и по поводу того, какую роль она признана сыграть в жизни людей, которым этот труд посвящен. Поэтому профессиональный анализ здесь очень важен для повышения уровня куль- туры в споре, который, как известно, только и должен родить истину.

Разножанровыми произведениями представлен известный литератор Е. Витковский. Здесь переводы поэм южноафриканского поэта Дидерика Йоханнеса Оппермана и глава, на мой взгляд, многообещающего романа 'Чертовар', в котором (судя по прочитанному) исследуются истоки бессмысленного зла, берущего начало в древности и простирающегося до наших дней (?11).

Обогатились эти выпуски 'Побережья' и произведениями В. Торчилина. Если спросить жителей бывшего СССР, что было самым характерным в тамошней жизни, я полагаю, ответ будет однозначным: 'Тотальный дефицит'. Но признаемся, соотечественники, что это давало нам и минуты ни с чем не сравнимого счастья при обретении предметов дефицита - то ли куска колбасы, то ли сапог, то ли жилья, то ли места в гостинице... Именно такое 'счастье' досталось героям искрящегося юмором рассказа В.Торчилина 'ТеньХонекке-ра' (? 11). Из публикаций этого же автора в ?12 внимание привлекло глубоко философское произведение 'Марк Аврелий'. Так случилось, что душу героя сковал деморализующий страх смерти и ощущения бессмысленности жизни. Философское осмысление книги Марка Аврелия приводят героя к духовному выздоровлению.

ИЗДАТЕЛЬ и главный редактор 'Побережья' Игорь Михалевич-Каплан в последних двух номерах представлен как прозаик рассказами 'Портрет' (? 11) и 'Е-таИ' (? 12), как поэт и литературный критик. Рассказ 'Портрет', с моей точки зрения, можно отнести к интерпретации идеи древнегреческого мифа о Пигмалионе в современном феминистском звучании. Здесь не скульптор сотворят статую, а модель самосотворяется в мастерской художника, питаясь его творческой энергией, художественной аурой, царящей вокруг нее и сконцентрированной на ней. Она покидает художника, создав свое, высоко оцененное художественное произведение-стихотворение 'Портрет', в то время как сам художник со своим портретом терпит неудачу на выставке. Интересно, что стихотворение 'Портрет' (которым завершается рассказ) принадлежит перу постоянного автора и друга 'Побережья', известной поэтессы Валентины Синкевич. Замечательный продукт творческого единения!

В обзоре Михалевича-Каплана, посвященном творчеству Татьяны Аист (? 11), которую автор называет поэтом тонким, мудрым, глубоко лирическим, подкупает попытка глубокого проникновения в суть творческого процесса, истоки вдохновения творца.
Безусловно, что подробного анализа заслуживает большинство произведений раздела прозы. Однако не все работы здесь соответствуют общему уровню журнала. Так, в рассказе Е. Антонова 'Большая река' (?12) содержание не дотягивает до той цели, которую автор сформулировал, наделив своего героя счастьем 'приблизиться к Истине'. Финал рассказа В. Песчанского 'Степная Одиссея' (?12), на мой взгляд, логически не соответствует сути драматической коллизии сюжета. Служебные обстоятельства сводят в отдален но й" больнице семейного человека, врача, с дежурным врачом - женщиной необычайно некрасивой, уродливой. Ночью она будит прилегшего отдохнуть в пустой палате коллегу с мольбой: 'Пожалуйста, сделайте мне ребеночка...'. Сюжет рассказа не дает оснований поверить в то, что в лице этой женщины герой мог встретиться с 'самой большой и самой трагичной в своей безнадежности женской любовью, какой только может быть удостоен мужчина...'.

В произведении Павла Амнуэля 'Житие нефтяного монарха' (? 12) меня удивил язык героев. Несмотря на иронический тон повествования, я все же не могу представить, чтобы образованные люди (ученые, инженеры) говорили таким вульгарным языком и произносили фразы типа '...их таки есть у нас, и даже в избытке'. Тридцать лет моя жизнь была связана с новосибирским Академгородком, где приходилось встречаться и с учеными, и с разного уровня работниками нефтяной сферы. Однако я никогда не слышала выражения 'академик по нефти', даже в шутливой форме. И здесь мне бы хотелось затронуть тему, которая требует особого разговора. Современный русский литературный язык, очевидно, более чем когда-либо снизошел до разговорной речи. Я не имею в виду только ненормативную лексику. Писатели стремятся наделить своих героев достоверными характеристиками времени, в том числе и соответствующим языком. Вместе с тем в эмигрантской литературе до сих пор иногда даже самые современные герои, даже уж совсем 'новые русские' (независимо от гражданства и наци┐ональности) говорят на языке Бени Крика и определенных слоев населения одесской Молдаванки. Неясно, что является тому причиной, так как трудно найти кого-либо из окончивших даже обычную среднюю школу (я уж не говорю о вузе), кто бы говорил так, даже в шутку. Я - коренная одесситка и смею утверждать, что и в самой Одессе подобная речь уже давно не является распространенным явлением в связи с повышением уровня образования населения, изменением социальной струк┐туры, в составе которой объемистый слой интеллигенции (литераторов и музыкан┐тов, ученых, учителей, врачей, юристов, философов, мореплавателей и др.), носи┐телей лучших традиций русского языка. Поэтому я не перестаю удивляться и пе┐чатным изданиям, и рекламным клипам на русском телевидении, где смакуются эти 'староюжнорусские' языковые формы, ха┐рактерные для необразованного люда те┐перь уже далеких времен. Кстати, 'Побе┐режье' всегда отличает высокий уровень культуры текстов. Поэтому меня удивило проникновение даже сюда этого, мягко го┐воря, 'просторечия'.

С МОЕЙ ТОЧКИ зрения, эти выпуски отличаются весьма содержательными разделами 'Литературоведение и культура', где представлены, например, интереснейшая статья Ирины Панченко 'Художественное завещание Достоевского: к первой годовщине 11 сентября 2001 года' и взволнованное, проникновенное эссе Ин-ны Богачинской, посвященное этому трагическому событию (?11); статьи Виктора Кагана 'Метафизика одиночества', Беллы Езерской 'Наш человек в Вашингтоне, или Берегись барракуды', Вадима Скуратовского 'Владимир Соловьев, Павел Флоренский - два русских философа, две судьбы' (? 12), 'Этюды об интеллигенции 'серебряного века':ассистенты 'грозовой и прекрасной войны' (? 11); эссе Л. Тугенгольд 'Воспоминания об Александре Ивановиче Бродском' - отце поэта (?11); обзор Р. Лейтес, посвященный творчеству композитора Д. Финко (?12).

Отличительной особенностью 'Побережья' является то, что произведения из разных разделов журнала в сочетании нередко являют удивительные картины взаимосвязи судеб, творчества литературно-художественной интеллигенции. Например, в ? 12 помещена статья О. Сулькина о кинорежиссере Генрихе Габае, из которой мы узнаем интересные факты его биографии, в том числе и то, что супругой Габая была Анна Мартинсон, дочь известного актера Сергея Мартинсона. Тут же трогательный ностальгический рассказ самого Габая 'Кто боится крокодила?' и эссе Анны Мартинсон о ее. дружбе и встречах с Сергеем Параджановым.

Ежегодник отличается верностью своим авторам. Уже пять лет как ушел из жизни Эдуард Штейн, а журнал постоянно публикует материалы из его наследия.

В каждом выпуске журнала примерно треть объема занимает поэзия. Кроме уже упомянутых авторов, могу назвать широко представленные в ?11 стихи М. Мазеля. Читая биографическую справку, я удивилась возрасту поэта (год рождения 1967-й), поскольку полагала, что он совсем юн - столь чисты и непосредственны его стихи.

Недавно Игорь Михалевич-Каплан отметил свой 60-летний юбилей. Слегка перефразируя, я приведу слова Е. Жиглевич из ее вдохновенного эссе 'Поклон уходящему' (? 11): 'Да, блаженны создающие культуру, но не всем это дано. Славны хранящие ее, но и это не всегда возможно. Самое малое, что мы можем сделать, это указать на создающих и хранящих ее и воздать им благодарность от нас и будущих поколений, которые будут иметь возможность пользоваться плодами их усилий'. Эти слова в полной мере можно отнести к юбиляру.