Предыдущая   На главную   Содержание
 
 
Содержание:
1. Социологический роман (Е.Вал .Нью Йорк.)
2. Республика Утопия ( Сарра Хургина Panorama ? 1003 June 28-July 4 , 2000 Нью-Йорк)
3. Замира ИБРАГИМОВА 'Память, грусть, невозвращенные долги'
Шестьсот исповедальных страниц из эмиграции
4. ДВА ГОДА СПУСТЯ
(журнал 'Театр,искусство,литература') ? 1/35-2003)
5. Татьяна Янковская
6. Г.Прашкевич

___________________________________________________________
Социологический роман
___________________________________________________________

Книга Ларисы Матрос 'Презумпция виновности' имеет подзаголовок социологический роман'. Почему?... Что такое роман, знают все, а вот что такое 'социологический роман'? А это своеобразный жанр (не так часто встречающийся в литературе)- органический сплав биллетристики и публицистики.

Исследования общественных явлений здесь столь же интересны и увлекательны, как и история жизни его геров, и то и другое вызывает жгучий читательский интерес. Роман по-настоящему современен, он охватывает время от послевоенных лет и до конца 1991 года, действие протекает в Одессе, Москве Новосибирском Академгородке, недолго в США. Это время пережито всеми нами . Сколько переговор6ено о нем ночами на наших кухнях! И как интересна эта встреча с нашим прошлым, может быть даже позабытым, встреча, которая может помочь нам в чем-то лучше понять, а возможно и что-то заново в нём переосмыслить.

Роман воскрешает голодные послевоенные годы, страшные годы сталинского террора, идеологический пресс всевозможных запретов, вечный страх перед вездесущими органами, хрущевскую 'оттепель' с ее надеждами и упованиями, с ее 'шестидесятникми', новыми веяниями в искусстве, литературе, закончившуюся тем же завинчиванием гаек; эпоху Горбачева, высоко оцениваемую автором, 'перестрорйку', которая не была по-настоящему поддержана неготовым к ней обществом; августовский путч 1991 года, этот высокий, но очень недолгий подъем общественного сознания, который автор мастерски описывает, вклинивая в свое повествование сюжеты документов, кинолент; идеологический крах советской системы, закрытие предприятий, сокращение научных программ , обнищание населения.. Обо всем этом с нами говорит не только писатель, но ученый. Автор романа юрист, доктор философии, и, что особенно интересно-социолог. А с социологией у Советской власти отношения складывались так же как и с большинством наук по критериям 'идеологической корректности'. Первый в стране Институт социологических исседований был создан уже в Брежневские времена, когда было неловко перед международной социоллогической наукой, и получил название ИКСИ-институт конкретных социальных иссследований. Этим 'конкретным' исследованиям, ограничивавшимся анализом 'залитованных' опросников, не позволялось никаких теоретических обобщений социальных проблем общества. О чем было теоретизировать! Все было изначально ясно. Социология -наука об обществе, его структуре .А структура советского общества 'достоверно' определена: рабочие, крестьяне, и между ними прослойка-советская интеллигенция. И поскольку это общество объявлялось однородным, попытки изучения его пордлинной социальной структуры по общепринятым в мировой науке критериям дифференциации социальных групп , считалось антинапучныой, а признанные в мире теории, лженаучными и буржуазными.

Лариса Матрос, возложив на себя огромный труд анализа документов партийных пленумов, съездов, речей генсеков и других общественно-политических деятелей времен застоя, органично вписывает в ткань романа социологический анализ 'идеологической чехарды', направленной на воздействие на общественное сознание и поведение интеллигенции. Писатель показывает, как в этих условиях социологам с большим трудом удавалось отстаивать право исследования таких актуальных проблем, как качество жизни, влияние социальных факторов на здоровье населения, условия труда и быта, образования, положение женщины в семье и на работе и многие другие актульные проблемы, определяющие жизнь советского общества.

Осбое место в романе отводится знаменитому Новосибирскому Академгородку, где Л. Матрос прожила и проработала 30 лет.Одно название посвященной ему главы -'Республика 'Утопия'- говорит само за себя. В описании этой главы автор использует оригинальный прием, позволяющий читателю окунуться в подлинную атмосферу жизни этого уникального места в тоталитарном государстве. Главная героиня во время полете в США в самолете открывает вышедшую в дни путча местную газету 'Наука в Сибири', где на первой странице обнаруживает белое, ничем не запролненное пятно. В недоумении она пытается найти ответ на это беспрецедентное явление и находит его в следующем номере газеты...И вот это белое газетное пятно 'превращается' в экран-зеркало, в котором проходит вся картина жизни Академгородка с первых моментов зарождения идеи его создания. Задуманный передовыми учеными в послесталинскую эпоху как символ перемен, этот 'островок' свободы, демократии и интернационализма, не мог не болеть всеми болезнями общества, что неизбежно выразилось стагнацией, дефомацией социально -психологического климата, о чем в романе рассказано со щемящей грустью и ностальгией по утраченным временам романтики и надежд. Одним из наиболее ярких подтверждений сему, с моей точки зрения, является представленная в романе документальная картина того, как известный ученый, академик, директор института заявляет о том, что он кое-как прожил с семьей этот год потому, что копал пять соток картошки, которую покупать на рынке ему не по-карману...

Вся социологическия структура в книге представлена в рамках концепции автора об ответственности интеллигенции перед обществом и ответственности общества перед интеллигенцией. Матрос выявляет перед нами картину своего рода заколдованного круга: когда общество душит свободу в жизнедеятельности интеллигенции, последняя оказывается неспособной прийти на помощь тогда, когда общество в этой помощи нуждается; когда же сама интеллигенция не проявляет должной последовательности и единства в отстаиваниии нравственно-демократических устоев общественной жизни, общество платит интеллигенции ее же несвободой, недоверитем и неуважением. Это наглядно демонстрируется на примере драматизма проблем ,возникших у Горбачева на пути реализации его идей перестройки.

Автор призывает нас задуматься над этими проблемами в свете анализа принципа современного права 'презумпции невиновности' (лат.-предположение), который нередко распространяется в морально-нравственной сфере отношений людей между собой и в их взаимоотношениях с обществом. Лариса Матрос стимулирует нас-читателей по-иному взглянуть на действие этого принципа и в уголовно-правовой сфере, обращая внимание на то,что этот принцип зачастую позволяет получать 'индульгенцию' всевозможным идеологам мракобесия, рассизма, человеконенавистничества.

.Наряду с пространным социологическим анализом и публицистическими очерками, роман характеризует остросюжетная фабула, что делает эту книгу оригинальным , ни на что не похожим произведением, представляющим собой не только материал для глубоких раздумий, переоценки ценностей, но увлекательное чтиво.

Впечатляет последняя глава, состоящая из нескольких строк, и завершающаяся вопросом, за которым скрыт глубокий философский смысл. Так и хочется перелистать еще следующие страницы, чтобы узнать, что же будет дальше, как сложится судьба героев. И это позволяет надеяться на продолжение романа уже на материале особенно для нас всех интересном из жизни героев в США, безусловно рождающей новые проблемы, которые требуют внимания писателей и ученых.

Пожелаем же Ларисе Матрос дальнейших творческих успехов и будем с нетерпением ждать появления ее нового романа-продолжнения 'Презумпции виновности'

Е.Вал .Нью Йорк.

___________________________________________________________
Республика Утопия
О книге Ларисы Матрос'Презумпция виновности'
___________________________________________________________

Лариса Матрос живет в США сравнительно недавно, но ее статьи, литературные рецензии, рассказы, эссе (многие из которых перепечатывались по несколько раз) уже широко известны.Сейчас автор вынесла на суд читателей свою новую книгу-роман 'Презумпция виновности'.

О чем книга? Это объемное, 600-страничное произведение-об эпохе, охватывающей время от первых послевоенных лет до конца -1991 года.

Мы уже привыкли к тому,что писатели погружают нас в производственную тематику, вводят в лаборатории ученых (биологов,физиков, химиков...), в цеха промышленных предприятий, на стройки и т.д. Эта книга, насколько известно, впервые знакомит читателя с исследовательской 'лабораторией' гуманитария: социолога, философа, юриста,- в которой нам приходится вместе с героиней анализировать актуальные вопросы общественной жизни, и важнейший среди них- об ответственности интеллигенции перед обществом и ответственности общества перед ней.

Героиня приобщает читателя к исследованию и обсуждению нестандартной, порой неожиданной интерпретации событий жизни страны, в том числе в период перестройки, а также остро поставленного вопроса об эффективности действия одного из основных принципов современного права - презумпции виновности.

На примере жизни героини и двух ее подруг в романе исследуются проблемы положения женщины в семье и обществе,ставятся острые вопросы, требующие внимания общественности.

Главная героиня- женщина незаурядных способностей, трудолюбия и красоты.Она из того типа женщин, которые стремятся к самодостаточности, гаромонии в семье, к согласию с собой и с внешним миром. И вот когда, казалось бы, она достигает вершин в творческой карьере и в личной жизни, мясорубка социальных процессов, происходящих в стране, прокручивая судьбы людей, затягивает и ее.

События в книге происходят в бывшем СССР (Одесса, Новосибирский Академгородок, Москва. Подмосковье, Ленинград) и в США. Автору удается очень эмоционально, правдиво и увлекательно показать картины жизни послевоенной Одессы, Новосибирска- в период активного освоения Сибири в годы хрущевской оттепели и Подмосковья, пожинающего плоды брежневского застоя.

Но основное место отведено Новосибирскому Академгородку. Об этом широко известном научном центре написано немало.Но особенность, а может,даже уникальность рассказа о нем в этом романе состоит в том, что в лице Ларисы Матрос в данном случае получилось редчайшее сочетание трех компонентов:

Во-первых, она отдала Академгородку тридцать (!) лет жизни;

Во-вторых, там состоялась ее научная карьера, на протяжении своего творческого пути она принимала там самое активное участие в разных направлениях гуманитарных исследований (отраженных в ее многочисленных публикациях и двух книгах);

В-третьих, она -писатель, то есть человек, владеющий пером, что и позволило автору дать столь глубокий и оригинальный анализ феномена Академгородка как бы взглядом и изнутри, и с расстояния.Для этого Матрос использует оригинальную форму изложения: это и многочасовая дискуссия в гостиничном номере в Москве на 'междусобойчике' встретившихся случайно в командировке социологов, это и сюжеты из жизни героини и ее борьбы за место под солнцем гуманитарной науки. Но, пожалуй, самым впечатляющим является прием, использованный автором в главе 'Республика Утопия'. Героиня начинает читать местную газету, вышедшую в дни путча, и обнаруживает большое (на четверть страницы), ничем не заполненное белое пятно там, где должен был быть напечатан материал о позиции Сибирского отделения Академии наук во время путча. Но пятно это мистически превращается в экран-зеркало: два философа обсуждают все, что связано с Республикой Утопия. Их рассуждения прерываются воспоминаниями о позиции общественных деятелей и ученых, которые стояли у истоков создания Академгородка и реализации идей, связанных с ним.

Автор называет свое произведение социологическим романом. Почему? Лариса Матрос объясняет это тем, что пришла в литературу через солидное гуманитарное образовыание и научную карьеру- она юрист по профессии, доктор филолсофии, автор большого количества публикаций, в том числе двух книг по проблемам человека. Потому даже в романе, где основная сюжетная линия - художественный вымысел, она не могла не использовать тот багаж гуманитарных знаний, который приобрела за тридцатилетний творческий путь.Это дало ей возможность показать жизнь своей героини сквозь призму социальных процессов, произошедших в обществе, в результате чего ее судьба (как и каждого конкретного человека), с одной стороны,- уникальна, с другой,- типична для поколения интеллигенции, которое формировалось и жило в период от хрущевской оттепели до горбачевской перестройки.

Книга написана увлекательно, взволнованно, и каждый, кто ее прочитает,не останется равнодушным к судьбам героев.

Сарра Хургина
Panorama ? 1003 June 28-July 4 , 2000 Нью-Йорк

_______________________________________________________________
Замира ИБРАГИМОВА
'Память, грусть, невозвращенные долги'
Шестьсот исповедальных страниц из эмиграции
_______________________________________________________________

Дали книгу почитать. Взяла - с нездоровым любопытством и настороженностью, Любопытство - от того, что с автором была знакома. Нездоровое - от того, что автор давненько уже в эмиграции. А где же нам, никогда об отъезде не помышлявшим, набраться здоровья в отношении к уехавшим. Тут всякой боли намешано - и головной, и сердечной, и нет на эту боль ни врачей, ни лекарств. Само, дескать, пройдет. Не проходит.

Отсюда и настороженность. Покинув Родину, многие бывшие соотечественники отметились в недобром к ней пристрастии. Одни описывают невыносимые свои страдания в бывшем своем невыносимом отечестве. Другие хвалятся подвигами только им и известного диссидентства. Третьи высокомерно убеждают нас в роковой обреченности на грязную нищую жизнь по причине ущербного 'менталитета'. Кто-то сыто посмеивается над несуразностями нашего оголтелого строительства капитализма. Кто-то снисходит до укоризненных поучений. Кто-то с детским упоением расписывает свои дом, свою машину, свои заработки, о которых и в самых смелых советских мечтах помыслить не мог.

И вот дают мне книгу - оттуда. Написана на русском языке в Америке, там же и издана. В прошлом году, в Нью-Йорке. Автор - Лариса Матрос, жизнь которой тридцать лет была связана с новосибирским Академгородком, а последние десять проходит в Штатах. Весомая книга - шестьсот страниц! - называется 'Презумпция виновности'. С обозначением жанра - 'Социологический роман'. Таковых, признаться, читать, еще не доводилось. Некая претенциозность и названия, и заявки не располагала к увлечению чтением.

Но нездоровое любопытство взяло вверх над недоверием - так и быть, полистаю. С чем возвращаешься в Городок, Лариса, что скажешь из-за океана нам, переживающим со своей страной все ее беды и напасти, химерические надежды на взлеты при более чем чувствительных падениях?

Начала читать - и не оторвалась, возвращаясь и возвращаясь к некоторым страницам. И выздоравливало любопытство по мере понимания чувств, диктовавших автору эту книгу. Она - о нас, так называемых шестидесятниках, детях той самой оттепели, что вписала в судьбу Сибири красивую - академическую - главу. Точнее - об одной из нас, чьей молодостью распорядилась оттепель, притянув в сибирские научные городки добровольцев-энтузиастов со всего Союза.

Героиня романа, Инга Семеновна, юрист по образованию, философ по мироощущению, социолог по роду занятий, наделена авторской биографией. Героиня проживает в новосибирском Академгородке и его лучшие годы созидательного динамизма, и томительную неопределенность статики, и неожиданные (особенно здесь) выбросы агрессивной энергии 'трезвятников', 'памятников', разноликого митингующего экстремизма.

И - принимает решение уехать. В 91-м, после августовского путча, примерно через год после первого разговора с дочерью на ожоговую тему, которую мать закрывает категоричным заявлением: '...ты должна четко понимать, что я лично и, думаю, отец твой тоже, никогда никуда не уедем'. Уехали. Вслед за дочкой и зятем, скверно устроенными в Подмосковье молодыми учеными. Вслед за маленькой внучкой, жить в разлуке с которой казалось невозможным.

Постижению причин такого поворота судьбы и посвящена, по-моему, книга Ларисы. Искренняя, честная книга, дневник личных переживаний и размышлений в хронике исторических событий, терзания микромира на масштабном фоне макроперемен, побуждающем принимать частное - и мучительное - решение. Роман населен как вымышленными, так и реальными персонажами, что для читателей, подобных мне, представляют особый интерес. Имею в виду конечно, не политических вождей (целая глава, например, посвящена 'революции Горбачева'), а своих, городковских, друзей и знакомых, учителей и коллег, когда за каждым именем - живой образ, аромат времени, стиль общения.

Ни отчего не отрекается Лариса, вполне благополучно устроенная в Штатах. Ни от своей комсомольской активности в одесской школе, ни от молодой влюбленности в Городок, нежность к которому пронесла и через разочарования застоя и реформ, и через годы освоения чужой страны.

Помнит собственное восторженное восприятие Городка - 'необыкновенный, уникальный остров! Остров сокровищ!' - и воскрешает дорогую ей атмосферу в описании нравов вольнолюбивого сообщества: Новогодний 'Бал неучей' в Доме ученых, пародийные защиты диссертаций, любимые стихи, песни и анекдоты тех лет, клуб 'Под интегралом', острые дискуссии, прогремевший на весь Союз 'Фестиваль бардов', знаменитую фирму 'Факел' со смелыми хозрасчетными инициативами...

Помнит благодарно неповторимые времена, давшие столько душевного богатства, 'которое ни с какими иными благами не сравнить'. И воспринимает эмиграцию как драму личности и общества.

Пытаясь разобраться в случившемся, автор приходит к 'принципу 'презумпции виновности'. По сути - к самообвинению: 'когда. грянуло время перемен, мы, гуманитарии, оказались банкротами'.

Вывод горький. Опровергнуть бы ее собственным сочинением, да не пишется. Немало сегодня в Городке брошенных родителей - тех, чьи дети нашли и ищут уюта и комфорта в тридевятых царствах-государствах. Больно? Еще бы. Нам больно здесь, Ларисе Матрос - там, куда она в начале своего романа так не хотела уезжать. Боль сближает?!

...Слабее всего в книге, по-моему, сюжеты на тему 'мужчина и женщина'. Плохо это получается у юриста-философа-социолога, ну да, верно, дань жанру: все-таки роман. Дамских сочинений про любовные страсти у нас нынче достаточно, а вот такая 'исповедь перед самой собой' на горчайшую тему 'отъезда' - редкость, мне кажется. Просится книга в Россию: поправил бы хороший редактор огрехи взволнованного письма - получил бы наш читатель изрядно забытый сибирский 'остров сокровищ'. Может, поработали бы его обаяние и магнетизм на наше будущее

***

В название своих заметок вынесла строчку из песни Юрия Кукина начала шестидесятых. Как говорит один из коллег героини в романе Ларисы, 'память, грусть, невозвращенные долги - это все, что мы обрели'.

Еженедельная газета 'ВЕК', WWW.WEK.RU
?45 (461), 16-22 ноября 2001, стр.14
Рубрика 'ВЕЧНОЕ ПЕРО'

_______________________________________________________________
ДВА ГОДА СПУСТЯ
(журнал 'Театр,искусство,литература') ? 1/35-2003)
_______________________________________________________________
Прошло два года со времени выхода в свет в Нью Йорке книги Ларисы Матрос 'Презумпция виновности'. За это время были многочисленные встречи с читателями, отзывы прессы по обе стороны океана, немало писем и телефонных звонков. Книга не прошла незамеченной.
Необычный подзаголовок - 'Социологический роман' - имеет свои основания. Автора не раз спрашивали, не является ли книга автобиографией? Но это не так. Все, что касается романтической истории героини, - неудачное первое замужество, дружная вторая семья, внезапно вспыхнувшая любовь к немолодому академику, - все это вымысел. Но роман представляет собой своеобразное сочетание беллетристики с публицистикой. И здесь отразился личный опыт Ларисы Матрос. Юрист по образованию, социолог по направлению научных исследований, она 30 лет работала в удивительном городе науки, Новосибирском Академ-городке. Ларисе есть о чем рассказать.
История героев романа проходит на фоне широкой картины жизни научной интеллегенции в России вплоть до 1991 года. Наибольший интерес читателей вызвала глава 'Страна Утопия', - история возникновения, развития и современного состояния Академ - городка. Страницы книги полны ностальгии по первому, героическому периоду его жизни. Созданный по инициативе крупнейших ученых, он как магнит притягивал талантливую молодежь со всех концов страны. Вместе с тем зарождались новые человеческие отношения. Им посвящена глава 'Остров сокровищ' и романтическая песня Кукина:

Странные люди заполнили весь этот город. Мысли у них поперек и слова поперек,
И в разговорах они признают только споры,
И никуда не выходит отсюда дорог.

Четверть века спустя на всех перекрестках городка висели красочные плакаты с указанием экономического эффекта от внедрения научных разработок. Но больше всего чувствовалась горечь разочарования. Выросло новое поколение, но для него нет вакантных мест в институтах, ни новых домов; все приходится завоевывать, наступая на пятки тем, кто пришел раньше. Устарело оборудование, на его обновление нет средств. Фундаментальную науку все больше заменяют прикладные исследования. То, что было задумано в самом начале, оказалось утопией. А дальше новое бедствие потрясло академическую науку - массовые отъезды самой талантливой молодежи. Бесконечной грустью полны слова ученого - ' У нас больше нет теоретического отдела, все уехали'.
Но почему уехали главные герои книги? Они не были диссидентами, любили свою страну. Главным делом их жизни была наука; они отдавали ей все силы и добились значительных успехов. Уехавшая в Америку дочь предлагает родителям сделать такой же шаг. Мать решительно отказалась.Но когда в стране возник путч и в душе появился страх навсегда оказаться в разлуке с семьей дочери, в один

момент, даже не сговариваясь, супруги принимают решение об отъезде.
Социологический роман выходит далеко за пределы Акакдем-городка. Действие происходит в Москве и в Подмосковьи, в Ленинграде и США. С особой теплотой описывает Лариса Матрос 'Город солнца', Одессу, где прошло ее детство и юность. Очень интересны страницы, посвященные возрождению в России социологии, которую еще недавно именовали 'буржуазной лже-наукой'.
Отзывы читателей весьма своеобразны. Одних увлекает остро-сюжетная фабула; другие (и таких больше) высоко оценивают публицистическую часть книги-исследования и раздумья автора о происшедших за полвека событиях.
'Роман о городке, о нашем времени - единственный и уникальный. Наверное и вправду большое видится издалека' (С., г. Новосибирск).
'Об исследовательской стороне - очень сильно, логично и удивительно доброжелательно', пишет О. Из Вашингтона.
Особое место занимает рецензия Замиры Ибрагимовой, известной журналистки из Новосибирска,- ' Взяла книгу с нездоровым любопытством и настороженностью', начинает она статью. 'Стала читать и не оторвалась. Искренняя, честная книга, дневник личных переживаний и размышлений в хронике исторических событий' (газета 'Век' ? 461). Не все в романе является беспорным и прежде

всего - само название. Оно скорее отталкивает читателя, чем привлекает. Автор разъясняет свою позицию - 'речь идет об ответственности интелле-генции перед обществом, не справившейся с теми задачами, которые поставила перед ней история'. Дискуссию вызвала оценка роли Горбачева в исторических событиях XX века.
'Несколько идеализирован образ Горбачева', пишет Л. из Вашингтона. 'Но, конечно нельзя отрицать огромной исторической роли, которую он сыграл'.
'Изменения, которые произошли в период правления Горбачева, не его заслуга, а закономерная поступь истории. Он просто оказался неспособным держать в узде огромную страну' (из беседы с журналистом Латунским).
Лариса возражает своим оппонентам - 'Горбачев был лидером, опережавшим свое время, и непонятым интеллигенцией. Но даже в этих условиях ему удалось сделать поистине революционные вещи. Он изменил страну, изменил мир'. Можно не соглашаться с автором, но если книга вызывает дискуссию, значит она действительно интересна.
Роман заканчивается приближением главных героев к американской земле. В письмах читателей звучит призыв - рассказать о дальнейшей жизни в Америке. Будем надеяться, что автор об этом напишет.
Евгения КРИЧЕВСКАЯ, Кадидат химическим! наук, доцент, Нью Йорк

___________________________________________________________

Здравствуйте, дорогая Лариса!

Мне очень понравился Ваш роман. Прочла с большим интересом, некоторые куски больше чем по одному разу. Таких теперь не пишут. Он в духе романов, писавшихся на рубеже веков (и не только в России), где подробно обсуждаются социальные и философские проблемы - это есть и в 'Что делать?', и у Толстого, и у Гончарова, и у Джойса (я не сравниваю, а говорю о духе и форме тех традиций). Такого рода 'проблемные дискуссии' есть, например, у Улицкой в 'Казусе Кукоцкого', который я считаю не самой удачной ее вещью, хотя именно за него ей дали 'Букера', но там много модной мистики, герои хотя и ярки, но условны, как некие экзистенциальные символы. У вас это в первую очередь повествование, точное, внимательное к деталям воспроизведение духа времени.

Обычно я большое значение придаю языку. У вас язык - не главное, он не более чем инструмент для передачи наблюдений, размышлений, чувств, фактов, и это очень органично для Вашего материала. Нравится то, что роман узнаваемо женский - с рецептами маски для лица, описанием одежды героини и т.п. Как это в духе места и времени, что Ингу, доктора наук, беспокоит то, что она появилась на людях с ненакрашенными ресницами! Очень в духе времени и психологически точно рассказано о женской судьбе героини (я не согласна с Вашей рецензенткой, что это слабая часть романа, просто Вы не следуете моде в изображении отношений между мужчиной и женщиной, но ведь тогда и мода была другая) и о том, как она сумела добиться своего, стать научным работником.

Хороши рассказы о детстве, и мне нравится выбранное Вами 'обратное' развитие действия: как будто сначала приходишь к берегу полноводной реки, немного спускаешься по течению, а потом, полюбив ее, возвращаешься к истокам и тогда смотришь на все уже немного другими глазами. Ведь так и в жизни - сначала знакомишься с человеком, а потом, подружившись, начинаешь узнавать о нем больше и больше. Вообще эклектичность, лоскутность, 'неправильность', когда видно, что именно в таком виде творение 'пришло' к автору, свидетельствует о том, что автор прежде всего дорожит правдой искусства, заботится о том, чтобы точно передать свои мысли и чувства, а не о том, чтобы уложиться в какие-то схемы.

Понравилось и то, что Вы не шельмуете огульно комсомол, не следуя моде и в этом, а пишете так, как это воспринималось многими в те годы: идеология была второстепенна, главным являлась возможность для людей с организаторскими способностями проявить себя и сделать что-то полезное для других. Хотя, безусловно, идеологические установки и групповщина, вкус которой Вы даете почувствовать при описании классного комсомольского собрания, были вполне реальны, а нередко уродливы и даже опасны.

Удачно изображены подруги героини, а вот Анюта, по-моему, очень схематична, несмотря на то, что ей уделено в романе немало места. Из-за этого не удается почувствовать эмоциональную связь между матерью и дочерью, кажется, что Аня - просто придаток своей матери.

Недавно в компании моих приятелей-американцев зашла речь о новосибирском Академгородке, и один ученый, побывавший там, говорил о нем как о примере неудачного супер-проекта, финансируемого государством. На самом деле причины гораздо сложнее, и в 'Презумпции виновности' Вы уделяете их анализу немало места. Информация, почерпнутая из романа, помогла мне дать собравшимся возможность лучше понять феномен Академгородка.

В статье Жаботинского 'Женская литература' есть очень важная для меня мысль: 'Речь идет не о словах, стиле, а о том, что просвечивается сквозь слова: доброжелательное отношение ко всему сущему: Даже в житейских кризисах и крушениях: нет горечи и ощущения безысходности'. К сожалению, это доброе отношение автора к миру все реже встречается в современной литературе, даже мемуарной. Критики больше внимания уделяют авторам, живописующим дно жизни и дно человеческой души. А ведь жизнь по-прежнему многообразна и полна людей, не желающих идти ко дну, способных выстоять и сохранить лучшее в себе, несмотря на неизбежные потери и компромиссы. Думаю, что доброжелательная позиция автора - один из секретов притягательности Вашей книги.

В общем, в Вашем полку прибыло - я присоединяюсь к тем читателям, которые ждут продолжения романа.

Татьяна Янковская

______________________________
Роман прочитал.Считаю его явлением...

Г. Прашкевич.