Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Степью лазурною, цепью жемчужною....
 
журнал 'Побережье' ?5 1995 г. (Филаделфия) http://www.Thecoastmagazine.org , газета 'Моя Америка' ?40 1995 ( г.Чикакго), газета 'Новости Филадельфии' ? 7 1996 г.( Филаделфия)

Такси остановилось у одного из многоэтажных домов жилого массива Бруклина. У подъезда Марту уже ждала кузина Нелли и ее муж Сеня.Восторженные объятия, приветствия, поцелуи, перемешанные с вопросами, не прерывались до второго этажа, где располагалась квартира Нелли.С порога был виден стол, накрытый на большое количесво гостей.
-Я тут обзвонила всех родственников, но не знаю, кто точно придет,- Нелли указала на стол.- Это просто чудо какое-то! Я не предполагала, что когда-нибудь тебя еще увижу. Когда уезжала, мы ведь даже не попрощались по телелфону.Ты-то у нас всегда идейная была!.Как рада тебя видеть! Все такая же красавица и годы тебя не берут.Поделишья, наконец, секретом? ..- Нелли засмеялась, обнимая кузину, и глянув на часы, добавила:
- -Уже вот-вот будет собираться публика.
- Сеня предложил выпивку и мягкое кожанное кресло у окна, но Нелли с гостьей пошли на кухню.
-Ну как вы тут при капитализме -то живете? - Марта спросила чуть иронически, между тем разглядывая располневшую, но выглядевшую свежо и жизнерадостно кузину.
-Вначале было трудно: и депрессии, и разочарования,- Нелли отвечала серьезно, не заметив иронии.- Я почти год вообще не могла найти работу, хоть как-то приближенную к специальности. Потом...Алла! Я ей так благодарна!
-Какая Алла? Это не моего ли подопечного Мишки жена?
-Ну, конечно! Мы с ними здесь общаемся. Аллочка мне здорово помогла. Впрочем они скоро придут, и ты их увидишь. Они по-настоящему процветают. Алка- молодец! Но успех, как и убольшинства, пришел несразу. Она вначале ночами ухаживала за умирающими больными, а днем работала в госпитале...словом, досталось... В госпитале завоевала такой авторитет, что по ее рекоменндации и меня туда приняли. Правда, с испытательным сроком, но это уже нетак важно... Я говорю об Алле.
-В Одессе, по-моему, вы не очень-то были близки?
- В том-то и дело!- горячилась Нелии,- тут иногда близкие родственники отворачиваются. А Мишка с Алкой всем помогают...Но мы еще поговорим. Тебе, наверное, надо привести себя в порядок.
Марта взяла дорожную сумку и вошла в ванную комнату. Вдруг ее охватило волнение перед предстоящей встречей с родственниками, особенно - с Мишей и Аллой. Всякий раз воспоминания о них, с момента их отъезда, сопровожались угрызениями совести....
Поправляя прическу, она глядела в зеркало, а оно словно воспроизводило эпизоды ранней юности. Тогда после окончания школы , не поступив первый год в институт, она не знала куда себя девать. Планы были неопределнные. Где-то поздней осенью дальние родственники, с которыми она с детства встречалась на всяких семейных событиях, попросили ее позаниматься с их сыном русским языком, который ему трудно давался. В свои одиннадцать лет мальчик зарекомендовал себя ' неуправляемым ребенком', который дворовые игры предпочитал сидению над уроками и книжками.
Два раза в неделю той зимой Марта ездила учить Мишу на Пироговскую улицу, где жила его семья. Неожиданно ' ученик' оказался эмоциональным ребенком, чем она решила воспользоваться в своих уроках. В одно из первых занятий, в пасмурную унылую погоду, не зная как настроить этого черноглазого, худющего непоседу на что-то серьезное, юная 'учительница', ездившая к своему подопечному еще в школьном 'форменном' платьи , вдруг нашла способ подобрать ключик к его душе.
Она поманила его к окну и призвала играть в отгадки- разгадки о том, что каждый их них видит, глядя на тучи, переполнявшие небо в тот день. Почувствовав эмоциональный настрой Миши, она проникновенно прочитала 'Тучи' Лермонтова, а после чтения рассказала мальчику о судьбе поэта, о тоске и одиночестве, переживаемом им в период написания этого стихотворения. Мальчик попросил перечитать стих снова и вдруг, неожиданно, расплакался.
С тех пор он увлекся чтением литературы, особенно поэзии , а позднее даже стал сочинять сам.
После окончания школы Миша был призван в армию, где он продолжал сочинять стихи , которые даже были опубликованы в какой-то газете. После демобилизации, из выбранных вузов, ему удалось поступить на заочное отделение педагогического института. Он мечтал стать учителем литературы и при встречах с Мартой пересказывал содержание придуманных им пьес, в которых его будущие ученики ( по его замыслам), будут играть на школьной сцене. Но после окончания института парню удалось устроиться только в вечернюю школу рабочей молодежи, где уставшим после работы 'учащимся' было не до литературы, не до поэзии. Потом он женился, обзавелся семьей, заботами, а их встречи происходили все реже и реже, даже до переезда Марты в Москву.
Она была в Одессе в то лето, когда узнала, что у Михаила готовы все документы ' на выезд'. Это ее крайне расстроило, она не пожелала с ним встречаться, а переданное через родственников приглашение на прощальный ужин, было отвергнуто.
Но за день до отъезда Мишиной семьи, она случайно оказалась в одном автобусе с его женой - Аллой. Обе заметили друг друга, но не решались подойти. И, как бывает летом в Одессе, автобусная давка, свела их друг с другом нос- к -носу и усадила на одно сиденье.
Марте не могло не бросаться в глаза то, что Алла подавлена, растеряна и смотрит на пробегающие за окном улицы Одессы, с тоской. Видно было, что она настолько подавлена самодовольным и высокомерным видом родственницы мужа, что ей даже трудно о чем-либо говорить с ней. Марта же каждой репликой и жестом пыталась продемонмтрировать, как ей хорошо живется в этой стране, которую они покидают, и тем еще более жестоко ранила Аллау, обжигаемую страхом расставания со всем близким, знакомым и понятным...
...Сейчас к угрызениям совести добалось чувство стыда и Марта стала ощущать, что дрожь в теле все более охватывает ее.
- Марта! Тут уже все пришли!,- услышала она жизнерадостный голос кузины, слегка постуивающей в дверь ванной.
- Сейчас, сейчас,- извиняясь, произнесла она.
Через несколько минут гостья была уже в окружении родственников. Михаил восторженно заключил ее в свои объятия. Он, казалось, стал выше ростом, подтянулся и в черном костюме выглядел типичным американским джентельменом, какие проглядывают с обложек рекламных журналов. Вместе с ним подошла элегантная, изящная, ухоженная женщина. В ней трудно было узнать ту растерянную, подавленную и неухоженную Аллу, с которой она встретилась случайно в автобусе в Одессе накануне их отъезда. Красивые вечернее платье и туфли, уложенные волосы, пофессионально выполненный макияж, дорогие ювелирные украшения - все придавало ее облику праздничность и торжественность. Несмотря на прошедшие годы, Аллла выглядела моложе и интересней.
- Рады тебя видеть!, хотели пообщаться, но ... мы уже давно приглашены на день рождения наших друзей в ресторан на Манхетене, потому забежали буквально на несколько минут, сказала Алла весело, дружелюбно и поцеловала Марту в щеку.
- Так! Пока все в сборе, давайте сядем за стол, выпьем за гостью с Родины!- засуетилась Нелли, приглашая всех к столу.
-Конечно, я выпью за свою наставницу,- сказал Михаил, увлекая Марту к столу, чтоб она оказалась рядом с ним.
- Гостья -это одно, а Родина -это другое,- громко засмеялась молодая блондинка, племянница Нелли, Света. - Родина - там где тебе хорошо или очень хорошо!
- Ну ,даете!- серьезно заметил седовласый, худой мужчина, сидевший напротив Светы .- Родина - это там, где могилы твоих предков...И, вообще, друзья мои, к этим понятиям нельзя относиться легкомысленно....
-Тихо, тихо!- Сеня постучал ножом по бутылке с водкой 'Столичная'.- Предлагаю просто выпить за Марту. Вот видите- все же встретились! Марта,- протянул он к ней свой бокал,- велком ту Америка!'
- Какое там, 'велком',- перебила Нелли мужа,- она завтра улетает. Я предлагаю выпить за ее скорейшее возвращение в Америку и надолго!
- Навсегда! Навсегда!- Дружно раздались голоса с разных концов стола.
У Марты навернулись слезы. Она поймада на себе теплый , внимательный взгляд тети Поли. Теперь та была старейшиной когда-то большой семьи. Марта впервые вдруг осознала, что в суете, никогда не задумываась над тем, что вся их огромная семья оказалась разбросанной по всему свету и уже не все все знают друг о друге. А когда-то на семейные события ( свадьбы, юбилеи, похороны) только одесситов собиралось человек до семидесяти. В памяти промелькнули семейные праздники раннего детства с бедными застольями, но полные шуток, смеха, веселья, несущего в себе еще свежие ощущения конца кошмарной войны, начала мирной жизни и воссоединения семьи в родном городе.
Тетя Поля, считавшаяся в семье первой красавицей, приходила всегда со своими двумя детьми . Ее ее муж погиб в первые дни войны, все родственники ее жалели, а на семейных праздниках одаряли особым вниманием. Она прекрасно пела и по просьбе всех исполняла сначала 'Гуцулку Ксеню' , а затем другие песни. Одну из них на простые трогательные слова, она всегда пела со слезами:
Помню тот вечер и обрыв к реке,

И наша песня льется вдалеке,

Мы эту песню с тобою пронесли,

Нашу любовь с годами берегли.


'Когда это все случилось? Почему? Пережили войну, эвакуацию, потери близких -но воссоединились в Одессе, помогая друг другу окрепнуть и встать на ноги... и все для того, что бы сейчас, разбросаться ? Как все это случилось? - Тяжкие мысли, вопреки веселью, неожиданно одолели Марту..Сама она, уехав из Одессы в Москву, как бы потеряла связь с прошлым и об отъезде многих из родственников даже и не знала, и ни с кем не прощалась при их отъезде.
Михаил, словно уловивший ее настроение, сказал громко и решительно:
-Марта, а почему тебе не задержаться еще хотя бы на один-два дня ! Хочешь, я сам тебе билет поменяю, прямо сейчас, тут же, не вставая с этого стола? Ну как это так - проездом и на один день.?!.
- Мы такой шашлык приготовим! - вставила Алла , подключившись ко всеобщему проявлению внимания к гостье.
-Да,да, я вам очень советую - подхватила оживленно Света,- они такие пикники у себя на бэк ярде устраивают - закачаешься!
-Так ведь, я в командировке и времени в обрез,- оправдываясь говорила Марта, расстроганная отношением родственников - сейчас я никак не могу....
- Марта, - если не возражаешь, выйдем на балкон на несколько минут: страшно закурить хочется,- сказал Миша, поднимаясь со стула и подхватьвая Марту за логоть.
Она вышли на воздух. Застольный шум остался за стеклянной дверью, которую они прикрыли за собой. Поздневечерний Бруклин проявлял признаки сонливости. Михаил предложил стать в той части балкона, которая не попадала в обзор со стеклянной части двери, словно желая уединиться с Мартой .
- Ты ведь, наверное, даже не догадываешься, Марта,- заговорил Михаил проникновенно, поднося зажженную зажигалку к сигарете - что я благодарен тебе всю жизнь. Ты открыла мне когда-то духовный мир, и это открытие озаряет меня по сей день. А знаешь ( много лет прошло, и можно признаться) - я так расстроился тогда, когда ты не пришла на прощальный ужин. Я так хотел услышать именно от тебя слова напутствия, я просто страдал.....- Михаил затянулся и после небольшой паузы, отбросив сентиментальные нотки, продолжил :- ну ладно, что прошлое вспоминать. Я понимаю, ты не могла тогда через что-то переступить... Я понимаю.... Но похоже , что ты по сей день нисколько не измеилась на сей счет, и тебя никакими пряниками сюда не заманишь...
В это время за стеклом двери показался худой мужчина, ранее размышлявший о понятии 'Родина'.
- А кто он? Чем он занимается ?- спросила Марта, обрадовавшись возможности сменить тему разговора.
-Ты разве его не помнишь? Ах, да, ты ведь мало общалась с этой ветвью семьи. Это дядя Аркадий- муж тети Клары! Жаль его- он весь в прошлом. Бывший адвокат.Образованный , остроумный, общительный, ну и что? Ему около шестидесяти - и весь в прошлом. Вот если б он приехал лет пятнадцать- двадцать назад- другое дело. Простому человеку легче, любая работа- и можно жить нормально, А вот этой интеллигенции...Знаешь, что я тебе скажу: те из них, которые приезжают сейчас в его возрасте, напоминают мне ситуации одесского летнего переполненного автобуса, который в общем потоке выталкивает многих пассажиров не на той остановке, что им нужна.. Ведь этот дядя Аркадий был идейным еще более, чем ты. Он нас презирал, когда мы уезжали. А какие письма писал в первые годы перестройки: ' Я счастлив, что дожил до этих времен...'
Марта облокотилась о борт балкона и Михаил последовал за ней.
-Но ты-то счастлив? Стихи пишешь?,- Спросила она после небольшой паузы,заглядывая ему в глаза, словно пытаясь прочитать в них большее, чем он мог сказать.
- Вначале надо было выжить. Не до стихов было...Когда слишком много прозы...-он остановился, мечтательно улыбнулся и, положив руку ей на плечо, тихо произнес:
- - Знаешь, иногда закрою глаза и вижу нашу Пироговскую всю в сирени, спуск к пляжу....
Михаил прижал свое лицо к ее уху и стал шептать:
Тучки небесные, вечные странники!

Степью лазурною, цепью жемчужною

Мчитесь вы, будто, как я же, изгнанники,

С милого севера в сторону южную.

Кто же вас гонит: судьбы ли решение?.......

Его рука, лежавшая на ее плечах, вдавливалась в них все сильней, словно он боялся, что Марта уйдет, не дослушав его до конца.






Сант- Луис 1995. Copyright@ Larisa Matros