Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Часть 1, Глава 7 (ФРАГМЕНТ)
 
- Клавдия Ивановна, - отвечала также задушевно Лиина, - это вам спасибо. Я давно не получала такое удовольствие от вечеринки. У вас так здорово. Замечательные друзья. Они вас так любят. И я теперь ваш друг. Вот Мария Ивановна говорила, что вы, может, на Новый год приедете.
- Ой, - вздохнула Клава, - скажу вам, как близкому другу. Если все будет хорошо, я приеду еще до Нового года к сестре с Егором. Я пока ей не говорю из суеверия. Знаете, - у Клавы на глазах появились слезы, - встреча с Егором - может быть, это мне награда. Я его всю жизнь любила. И думала, что никогда не увижу. И вот мы встретились. А это он мне подарил сегодня, - Клава приподняла волосы, и блеск настоящих бриллиантов в ее ушах ослепил Лину.- Знаете, он влюблен как юноша, - смущенно, как школьница, продолжала Клава, - он сказал, что хочет, наконец, обрести пристань. Даже боюсь верить:
- Да, он люит Вас, Клавдия Ивановна! Это видно со стороны Я очень рада за вас, - сказала Лина проникновенно.
- Спасибо, - Клава поцеловала Лину, - только, пожалуйста, пока ничего не говорите сестре. Я боюсь, что если что-то сорвется, она будет страдать из-за меня. Она ведь знает, что я всю жизнь любила Егора. Ну, вам пора. Помните: мой дом - ваш дом. В другое время я бы вас уговорила остаться заночевать, но...
- Что вы, что вы, Клавдия Ивановна! У меня все в гостинице, а завтра утром на работу. Я бы все равно не осталась. Спасибо вам, удачи, счастья, - Лина крепко обняла Клаву, ощущая искреннюю любовь к ней.
Полная впечатлений от этого замечательного вечера, Лина и не заметила, как машина подкатила к гостинице.
Рано утром она проснулась в прекрасном расположении духа. Когда вошла ванную комнату и включила душ, ей показалось, что зазвонил телефон, но, решив, что она все равно не успеет взять трубку, ПРОДОЛЖАЛА завершить туалет. Времени было более чем достаточно, поэтому она не торопилась. Но как только выключила воду, снова услышала звонок, который, как теперь, как ей показалось, и не умолкал все время, пока она купалась.
Набросив полотенце, Лина подскочила к телефону и услышала голос Алеши.
- Мама! Мамочка! Мама, мамочка! - твердил он, и она услышала его всхлипывания, подобные тем, которые были ему характерны в детстве, поскольку он рос очень ранимым, с нежный, уязвимой душой.Ни увечья от мальчишеских дворовых разборок, ни случайные увечья от спортивных игр, - никакие физические травмы не вызывали у него слезы. Но, как девочка, всхлипывая, плакал от травм душевных - несправедливости, унижений, обмана. И вот сейчас, взрослый мужчина он, всхлипывает так, что не может продолжить говорить.
- Сынок, что случилось?.
- Я сейчас к тебе приеду, - он положил трубку, оставив мать в душевном смятении, граничащем со страхом и безысходностью от осознания своей беспомощности и невозможности помочь сыну, у которого беда.
Когда сын вошел в номер, на нем лица не было.Ей показалось, что сердце сорвется со своего места, если она не услышит его объяснения. Но он бросился к ней, схватил ее в свои объятия, словно боясь, что она может исчезнуть. Он целовал ее голову, плечи, глаза, все лицо, руки, приговаривая:
- Мамочка, ты жива. Господи, господи, благодарю тебя! - Лина слушала, и ей казалось, что сын сошел с ума, столь неадекватны были его слова.
- В какой-то момент, он оторвался от нее, осмотрел всю с ног до головы и снова прильнул, приговаривая:
- Мама, мамочка! Если б ты знала, если б ты только знала, сколько я пережил за эти мгновенья, пока не услышал твой голос. Ты так долго не подходила, что я уже чувствовал, как исчезаю из этой жизни вместе с тобой.
- Алеша, сынок, я ничего не пониманию! Что заставляет тебя говорить такие слова?
Алеша тихо прижал к себе мать, потом взял ее, как маленькую, за руку, прошел с ней к кровати, усадил, сам придвинул стул напротив и сказал, заламывая руки и глядя куда-то в пол.
- Мама, я столько пережил сейчас. Я думал, что вдруг ты послушалась моего совета и осталась там ночевать. Я же знал адрес, по которому ты отправилась вручать подарок. Я его прочитал, когда был у тебя в номере перед твоим отъездом на день рождения. Я тебя уговаривал по возможности заночевать там. Но ты уехала, ты уехала оттуда, мама. Какое счастье, что ты меня не послушала. Я бы погиб от разрыва сердца, если бы ты там осталась. Какое счастье! Может, за несколько минут до трагедии, но ты уехала, мама. Какое счастье, мама.
- Какой трагедии, о чем ты говоришь, Алеша? - спросила Лина, которой передалось настроение сына.
Он снова обнял мать.
- Мамочка, мама! Ночью в 23.58 тот дом, где ты была в гостях, был взорван террористами. Много погибло, раненых много.
- Что ты говоришь, Алеша, что ты говоришь? - Лина вскочила с кровати и, как сумасшедшая, стала ходить взад-вперед по комнате,- ты уверен, что речь идет именно о том доме, Алексей?
- Да, именно о том, мама! Я же прочитал адрес, я его запомнил, а потом записал на всякий случай.
- Нет, этого не может быть. Я сейчас позвоню в офис и скажу, что задержусь. Я должна поехать к этому дому, Алеша. Этого не может быть. Если бы ты знал, с какими людьми я там познакомилась вчера. Нет, не может быть. А может, их это не коснулось.
- Конечно, конечно, мамочка. Я поеду с тобой.